четверг, 25 августа 2011 г.

Хаус и философия. Все врут.


Если ты разговариваешь с Богом, ты — верующий. Если Бог разговаривает с тобой, ты — психически больной

Можете сколько хотите верить в духов, и в жизнь после смерти, и в рай и ад, но, когда дело доходит до этого мира, не будьте идиоткой. Можете продолжать рассказывать мне, что вы доверяетесь Богу, чтобы прожить день, но, когда вы переходите дорогу, я знаю — вы смотрите сначала налево, потом направо

Уилсон. Откуда ты знаешь про «ничего»? Ты там не был!
Хаус (закатывая глаза) . Боже, как меня достал этот аргумент. Не нужно ехать в Детройт, чтобы узнать, как там воняет!

Что бы сказал Хаус, если бы существовала жизнь после смерти и Бог спросил бы его: «Почему ты в меня не верил?» Наверное, «Тебе следовало предоставить больше доказательств».

Можете думать, что я ошибаюсь, но это не повод перестать думать

Ева говорит: «Время все меняет». «Это поговорка, — отвечает Хаус, — но это неправда. Только поступки что-то меняют. Если ничего не делать, все остается прежним».

Если вдуматься, образование, которое не бросает вызов идеям учеников и не меняет их, — плохое образование

хаусовское «Все врут» на самом деле значит «Люди не знают, как себя вести в той или иной ситуации»

Как сказал по этому поводу учитель Сюнрю Судзуки: «[Вы спрашиваете, ] нравится ли мне дзадзен22? Спросите лучше, нравится ли мне бурый рис. Дза-дзен — слишком большая тема. Бурый рис — это хорошо. Собственно, особой разницы нет»

то, что я есть, что я делаю и что знаю — части одного целого

Выбрав специалиста, вы выберете свое заболевание. Я гад. Это мой единственный симптом. Я посещаю трех докторов. Невролог говорит, что это гипофиз, эндокринолог говорит, что это опухоль надпочечника, врач со скорой… он слишком занят и отправляет меня к умнику-философу, а тот говорит, что я давлю на других потому, что вообразил себя Сократом

Ученикам нужно не зазубривать, а учиться думать в условиях почти полной неизвестности

Сделайте пометку: я никогда не должен сомневаться в себе

Но роль оппонента, которую Хаус и Сократ просят собеседников взять на себя, очень трудна. Нам с детства вдалбливали, что наши учителя, начальники, лидеры всегда правы. Каждый из нас в каком-то смысле Форман, отказывающийся в эпизоде «Гаденыш» (3/23) от своего решения, чтобы выполнить указание Хауса — держать пациента на иммунодепрессантах, — после того как босс говорит ему: «У тебя два варианта на выбор — еще поспорить и сделать, что я велел, или просто сделать, что я велел». И так большую часть времени мы просто перестаем мыслить: мы либо безоговорочно принимаем чужое мнение, даже если с ним не согласны, либо «проявляем толерантность» и позволяем другим «верить в то, во что они хотят верить». Мы почти никогда не вспоминаем о третьей возможности (той самой, которую, как надеялся Хаус, использует Форман) — оспорить чужое мнение

Если кто-то шагает не в ногу со своими спутниками, значит, он слышит другой барабан

Комментариев нет:

Отправить комментарий