среда, 27 февраля 2013 г.

Практика Дао Тайота. Руководство по внедрению принципов менеджмента Toyota. Джеффри Лайкер, Дэвид Майер



Почему мы уделяем такое внимание потоку единичных изделий? Да потому, что при такой организации труда любой сбой немедленно ведет к остановке процесса, а значит, проблемы сразу обнаруживаются. Проблемы решают люди. Следовательно, нужно воспитать людей так, чтобы они знали, как устранять потери, в том числе при помощи кайдзен (непрерывного совершенствования).

Когда сотрудник Toyota представляет решение своему боссу, тот первым делом спрашивает: «Откуда вам известно, что проблема именно в этом?» Второй вопрос: «С кем вы обсуждали этот вопрос, и согласились ли они с вашим решением?»

В Японии существует более широкая концепция хансей, которая применяется не только в Toyota. Например, если дети совершили недостойный поступок, родители могут предложить детям подумать о нем. Хансей предполагает искреннее сожаление о своих промахах и обещание никогда не повторять ошибку.

Наслушавшись рассказов об успехах конкурентов, освоивших бережливое производство, руководитель компании говорит кому-нибудь из подчиненных: «Чтобы выжить в условиях конкурентного рынка, нам тоже нужно освоить бережливое производство. Иди научись всем этим премудростям, получи диплом, возвращайся и принимайся за дело». Если бы все было так просто! Подчиненный, часто менеджер среднего звена или инженер, проходит курс обучения, разбираясь в обескураживающем потоке новых понятий — «канбан», «андон», «дзидока», «хейдзунка», «время такта» и т.д. и т.п., — и наконец, взволнованный и озадаченный, возвращается в свою компанию. «С чего начать? — спрашивает он. — Наши процессы не похожи на примеры, которые мы разбирали на занятиях».

Невозможно создать подлинно бережливое производство, не испытывая неудобств.

воскресенье, 17 февраля 2013 г.

Выход из кризиса. Эдвардс Деминг


«Мы внедрили контроль качества». Нет, вы можете поставить новый стол, постелить новый ковер, назначить нового декана, но не внедрить контроль качества. Любой, кто предлагает «внедрить контроль качества», к сожалению, не очень в нем разбирается.

Жалобы поступают слишком поздно. Те покупатели, которые просто удовлетворены, и те, которые недовольны - уходят. Прибыль поступает от постоянных покупателей -тех, которые хвалят товар или услугу.

Если вы в состоянии повысить производительность или объем продаж, или качество, или что-нибудь еще, например, на 5% в будущем году, не имея разумного плана улучшений, то почему вы не занимались этим в прошлом году?

Статистические данные, которые нужны управляющему больше всего, неизвестны, и узнать их нельзя

воскресенье, 10 февраля 2013 г.

Тюрьма и воля. Ходорковский, Гаворкян


Заключенный — не совсем человек, скорее скотина, чья ценность для «хозяина» существенно выросла по сравнению с первой половиной прошлого века. То есть убивать нельзя, но бить — можно и нужно. Морить голодом нельзя, но и думать о качестве питания необязательно. Мораль по отношению к заключенному вообще понятие несущественное: врать, разводить, стравливать друг с другом, выказывать пренебрежение — можно и нужно.

Надо помнить, что в сегодняшнем ГУЛАГе присутствуют разные типы людей. Во-первых, и это самое печальное, невиновные. Эту долю можно определить, зная общее число оправдательных приговоров нашего «басманного правосудия» (0,8 %) и сравнив ее с тем количеством следственного брака, который признается таковым судами присяжных у нас (20 %) и судами стран Европы, где качество работы правоохранительной системы вряд ли, скажем мягко, уступает нашему (15–30 %). Если даже учесть, что часть реальных преступлений попросту не доказана, то и в этом случае каждый пятый-седьмой заключенный невиновен, а это 150 000 человек, 150 000 судеб, семей, потерянное ими здоровье, невосполнимые годы жизни…

Уезжая, знаю: «зона» — это не страшно. Там живут обычные люди, и твое место в том мире зависит от тебя. Причем от воли больше, чем от силы. Бояться нельзя. Результат — мерзкая, грязная жизнь, которая хуже смерти. А смерть… Что смерть? Риск невелик: две-три на тысячи заключенных в год. И потом, это быстро, а посему — не страшно

Преимущества «зоны» — солнце и свидания. Свидание в «зоне» — это три дня, раз в квартал, в помещении по типу провинциальной гостинички. Мама, жена, дочь, которых можно потрогать, обнять. Время пролетает как мгновение. Вообще тюрьма, несомненно, разрушает семьи. Регулярно приезжают к одному из 20. Жены уходят, дети забывают. За пять лет человек, как правило, теряет социальные корни. За воротами его ждет пустыня, поэтому так многочисленны возвраты. Кто и зачем создал и поддерживает именно такую систему — понять не могу. Возможно, не со зла, а по традиции. Но последствия у этой традиции жуткие. Целый слой выброшенных людей. Миллионы разрушенных семей и судеб.

Тюрьма является как бы увеличительным стеклом для наблюдения за общественными процессами. Когда в стране резко снижался уровень жизни, то через некоторое время в тюрьме питались травой в буквальном смысле этого слова. Последний раз, по рассказам, такое случалось в 1999–2000 годах. Счет дистрофикам, как рассказывают, шел на десятки и сотни. Я этого, к счастью, не застал, но был поражен наличием полностью безграмотных молодых людей. То есть вообще не умеющих в свои 20 с хвостиком лет ни читать, ни писать. Я был свидетелем смены «контингента» в Матросской Тишине, когда на место маньяков и уличных преступников в массовом порядке стали поступать люди, у которых рейдеры в погонах отнимали собственность.  Я наблюдал, как, отдав собственность, они выходили со сроками и без. Я видел, как в тюрьму пошли правоохранители и их подручные из числа «коммерсантов», пострадавшие в ходе междоусобных войн ведомств, как с недоверием восприняли медведевские инициативы и как стали спустя некоторое время благодаря им выходить на свободу, возвращать свое добро. Пусть пока частично. Нет, в тюрьме, несмотря на все ограничения, многое хорошо заметно из того, что происходит на воле.

Первое судебное заседание в Басманном суде было для меня шоком. Тебя попросту не  слышат. Эй, погодите, а обосновать? Может, вы все придумали? Почему ваше слово дороже моего? Почему из-за вашей паранойи я должен сидеть в тюрьме? Твои вопросы никому не интересны. Как и пустая бумажка закона.  Думаете, не накатывает? Накатывает. Просто с какого-то момента начинаешь понимать: попал в плен к инопланетянам. Они — не враги, не фашисты, просто «чужие», с похожей внешностью. Говорить с ними не о чем. И успокаиваешься. Со временем я стал воспринимать тюрьму, суды, следователей как явления природы,  которые можно изучать, но на которые не нужно эмоционально реагировать.

среда, 6 февраля 2013 г.

Незаменимый. Можно ли без вас обойтись. Сет Годин


Молодой человек входит в купе испанского поезда и, к своему удивлению, видит, что в нем сидит Пабло Пикассо. Через какое-то время, набравшись храбрости, он поворачивается к маэстро и говорит: «Сеньор Пикассо, вы, конечно, великий художник, но почему ваши картины, и вообще все современные картины, такие изломанные и перекрученные? Почему бы вам не рисовать реальность?» Пикассо на секунду задумывается и спрашивает: «А как, по вашему мнению, выглядит реальность?» Молодой человек достает из бумажника фотографию. «Ну, например, вот так. Это моя жена». Пикассо берет карточку, смотрит на нее и зеленеет: «В самом деле? У вас такая маленькая, черно-белая, односторонняя и плоская жена?»

наша культура основана на фаустовской сделке: мы обмениваем нашу гениальность и талант на кажущуюся стабильность

Откуда берется посредственность?
Она происходит из двух источников.
1. Производимая школой и другими общественными системами промывка мозгов,заставляющая нас верить в то, что наша работа — это выполнение нашей работы и выполнение инструкций. Это не так. Уже не так.
2. Внутренний голос в голове каждого из нас, говорящий, что мы злы и испуганы. Это голос нашего сопротивления — нашего реликтового мозга рептилий, миндалевидной железы. Она шепчет нам, что мы должны быть как все — и тогда мы будем в безопасности.

понедельник, 4 февраля 2013 г.

Управление жизненным циклом корпорации. Ицхак Адизес



Изменения не имеют прецедентов. Николло Макиавелли

Когда у вас не будет проблем? Только когда не будет изменений? И когда это может произойти? Только когда нас не будет в живых.

Динозавры не  смогли адаптироваться к изменениям.

Выживают не самые сильные или самые умные виды, а те, которые лучше других приспосабливаются к изменениям. Чарльз Дарвин

Взросление не означает, что все проблемы остаются в прошлом. Оно подразумевает способность справляться с более масштабными и более сложными  проблемами. Однажды я разослал своим клиентам поздравительные новогодние открытки, в которых крупными буквами было написано: «Я желаю вам в следующем году  более серьезных проблем». А внизу открытки маленькими буквами я сделал следующую приписку: «С которыми вы смогли бы легко справиться».