пятница, 4 ноября 2011 г.

Я вижу вас голым. Как подготовиться к презентации и с блеском ее провести. Рофф Рон.


Что такое «ток-шоу»? Это когда одни смотрят, как другие говорят

Публичная речь – прежде всего – знак доминирования

Мы заметили тогда, что в психотерапевтических и тренинговых группах, которые мы ведем много лет, даже несколько фраз монолога ведущего «выключают» участников. Что тот, кто говорит длинно, не «ловит» обратную связь, а у его аудитории все прибавляется несловесных знаков подавленной агрессии. Что просто дать возможность группе говорить о чем угодно недостаточно; диалогу надо учиться он начинается с умения увидеть и услышать того, кто перед тобой…

Если что-то показалось вам забавным, постарайтесь этого не забыть. Бережно храните это в памяти. Очень может статься, что это окажется настоящей золотой жилой.

Всякое выступление все в большей степени превращается в зрелище. Публика воспринимает все глазами – и вам, выступающему, тоже будет полезно мыслить зрительными образами. Если воображаемая картинка помогает вам удержать в памяти какую-нибудь мысль или понятие, – воспользуйтесь этим! Пусть она какая-то странная или даже глуповатая – тем легче вам будет ее запомнить. Кроме того, она предназначена только для вас. Вот вам одна такая картинка – это настоящий золотой самородок, она поможет вам наглядно представить себе свое будущее выступление. Она немного необычна, но в ней есть смысл, и она может пригодиться вам, когда вы выйдете на трибуну.

Представьте себе, что ваше выступление – это большой легкий надувной мяч, которому нельзя дать упасть на землю. Главная ваша забота – чтобы он держался в воздухе. Подкидывайте его вверх, жонглируйте им, можете даже иногда ловко отбивать его головой. Время от времени бросайте его кому-нибудь из публики. Пусть мяч летает взад и вперед, пусть в этом участвуют все, но он должен всегда возвращаться к вам – потому что это вы не даете ему упасть на землю. И к тому же этот мяч – ваш.

Бывает, что, пытаясь на него ответить, кое-кто даже сознается самому себе: «Я вообще не имею представления, что такое выступление. Кажется, для этого вроде бы надо одеться поприличнее».

Большинство речей не производят никакого действия, потому что не призывают вас что-то сделать. Как-то я спросил одного своего бывшего начальника, чего он ждет от речи, которую ему предстояло произнести. Он сказал: «А, я просто хочу освежить им мозги». Прекрасно. Замечательно. Восхитительно. Только мало кто сидит и ждет, когда ему освежат мозги. Люди рассчитывают, что вы сообщите им какую-нибудь мысль, которая может оказаться им полезной.

В ходе любого вашего выступления происходят одновременно две вещи:
1. Выступающий принимает на себя некое обязательство перед публикой. Он старается доказать нечто такое, что должно получить поддержку слушателей и вылиться в некое действие.
2. Слушатели оценивают это обязательство. «Есть ли в этом смысл?» «Точны ли эти факты?» «Внушает ли мне доверие этот человек?» 

Выступление – это обещание выступающего помочь слушателям что-то сделать. В то же время на протяжении всего выступления слушатели оценивают способность выступающего убедить их, выполнив тем самым свое обещание.

Спросите у любого опытного сбытовика, чего он ждет от презентации нового товара, и он неизменно ответит: «Дайте мне только одну-единственную идею, больше мне ничего не надо. Такую идею, какой я завтра смогу воспользоваться»

публика, идя на выступление, искренне надеется, что выступающий знает что-то такое, чего не знает она. Может быть, ему известен какой-то секрет, которым он хочет поделиться. Если нет, то у него, может быть, какой-то новый взгляд на вещи – такой, который слушатели могут применить с пользой для себя. Хоть завтра.

у выступающего есть свои потребности. Их много. Но главная – это потребность в одобрении. Только слушатели могут ее удовлетворить – множеством способов, от простого голосования (поднятием рук) до подписания документа (например, долгосрочного контракта) или взрыва аплодисментов

Сколько раз вы уходили с совещания с таким чувством, будто никто и представления не имеет, что делать дальше?

Не произошло ничего. Пространство, которое разделяет публику и выступающего, осталось незаполненным. Потребности не удовлетворены. Помощь не предложена. Одобрения не последовало. Все расходятся по домам. Еще одно ненужное совещание. «Ну, и скучища была!» – говорят слушатели. «Публика была, как мертвая», – говорит выступавший.

бумаге наподобие настольной игры вроде „Монополии“ или „Страны сластей“?» Произойдет чудо. Вы начнете мыслить не словами, а графическими образами. Кроме того, это заставит вас работать в одной плоскости, которую вы сможете охватить одним взглядом. Возьмите доску для игры в «Страну сластей» и попробуйте представить себе, что изображения на ней должны помочь вам запомнить содержание вашего предстоящего выступления, – и вы прекрасно все поймете. Обратите внимание, что на каждом участке доски есть яркая картинка, и изображенный там персонаж легко запоминается. Симпатичный коричневый увалень Глоппи живет в Паточном Болоте. Лорд Лакрица, одетый, естественно, весь в черное, живет в Лакричном Дворце. Поняли, в чем тут идея? На каждом участке есть по меньшей мере одна картинка. Путь, по которому вам нужно пройти, выделен цветом и ясно виден. Слов на доске мало, но они легко

Для выполнения подобного упражнения не существует никаких правил, но есть несколько
советов, которыми вы, может быть, воспользуетесь:
1. Начинать лучше всего с того, чтобы набросать основные положения, которые вы собираетесь затронуть. По несколько слов на каждое.
2. Проиллюстрируйте эти положения собственными рисунками. Самыми приблизительными набросками, годятся и человечки из черточек и кружков – лишь бы они соответствовали картинкам, которые вы держите в голове.
3. Наметьте маршрут движения. Хотите – зелеными стрелками, хотите – дорожными знаками или крупными цифрами. А может быть, он настолько очевиден, что ничего такого не понадобится. Поступайте так, как вам будет удобно.
4. Все должно располагаться в одной плоскости. Это не значит, что нельзя прикрепить к вашей схеме какую-нибудь фотографию, или газетную вырезку, или что-нибудь еще. Но сама маршрутная схема должна оставаться единым целым.
5. Не углубляйтесь в мелкие подробности – лишь бы была заполнена вся страница. Вспомните «Страну сластей» или какую-нибудь еще из ваших любимых настольных игр. Больше цвета и динамичных рисунков. Дайте себе волю.

Публика всегда читает (слушает, смотрит) только то, что ей интересно.

Самый страшный враг оратора – отсутствие гибкости.

Золотой совет для вашего следующего выступления: «Дайте им понять, как вы к ним относитесь». Первые 90 секунд всякого выступления – самые важные. Слушатели, вероятно, видят вас в первый раз в жизни. Они вглядываются в вас, составляют о вас свое мнение.

«Аплодисменты, переходящие в овацию. Все встают». А вы когда-нибудь слышали, чтобы все садились, когда аплодисменты переходят в овацию?

«У этого человека стойкий характер». А вы когда-нибудь слышали, чтобы у человека был сидячий характер?

Публика – как зеркало, в котором отражается отношение к ней оратора и его манера держаться. Поэтому разогревайтесь сами, и слушатели лишь ненамного от вас отстанут.

Если вы волнуетесь, не объявляйте об этом во всеуслышание. Как только вы это сделаете, слушатели невольно начнут за вас переживать. А оратор, за которого приходится переживать, не внушает публике доверия.

Волноваться – значит жить, разве это так уж плохо?

Руки иногда говорят громче, чем слова. Если вы отвечаете на вопросы подбоченившись, ваши руки говорят: «Мне этот вопрос не нравится. Глупый он. Но я все равно отвечу». Руки, засунутые в карманы, нередко означают, что выступающий откровенно не знает, что с ними делать.

Ощущение собственного тела – поддерживаемое обычно при посредстве рук – видимо, придает ораторам уверенность в себе или чувство безопасности.

Самый большой любитель скачек – человеческий мозг. Он может поступить с
«живым» выступлением точно так же, как вы с помощью дистанционного управления
поступили с этой скучной телепрограммой. Только мозг просто отключается и
погружается в собственные мысли

1. Представьте себе свое выстуление в виде серии эпизодов. 
2. В каждом эпизоде выставьте «флаг».  «Флаг» подчеркивает именно то, что должно запасть в память слушателям. Он намеренно прерывает вашу речь.
3. Чтобы разбить свое выступление на части, используйте разное аудиовизуальное оборудование. 
 4. Если у вас групповое выступление, меняйте оратора каждые шесть минут.  За шесть минут или даже меньше можно растолковать почти все, что угодно. 

5. Весь зал– ваш театр! Поставьте свое выступление, как ставят балет. 
6. Дайте каждому шестиминутному эпизоду свой заголовок – слов на десять, не больше. Заберите его, увеличьте до огромного размера и повесьте так, чтобы всем было видно. 
7. Разделить выступление на эпизоды помогут вам (и публике!) разные цвета. Если эпизод, посвященный стратегии, будут сопровождать синие плакаты, то посвященный сбыту –
оранжевые, а прибылям – зеленые. Закодируйте свои эпизоды цветом. Когда все плакаты будут развешаны по стенам, мозг за какие-то секунды запомнит их, не прибегая к словам.

Все просто и ясно – нужно только зарубить на носу: пора нам начать выступать в таком же темпе, в каком работают наши мозги

Один из крупных бизнесменов сказал: «Большая часть совещаний начинается примерно на середине».

А если вы подумали: «А вот проповедник Билли Грэхем выступает с возвышения», – то я могу ответить только словами блестящего аналитика Германа Кана: «Да, это так. Но за ним стоит Библия. Никто не осмелится спорить с человеком, за которым стоит Библия».

Нет ничего скучнее неподвижного предмета.

У вас огромное преимущество перед ораторами, которые высечены в камне, сняты на пленку или запечатлены каким-то иным способом. Вы живой человек!

Психиатры утверждают, что движение – лучший способ бороться со стрессом. Таким образом, вы помогаете сами себе.

Как же вам взволновать слушателей?
Тут мне приходят в голову два соображения – оба они довольно-таки очевидные, но их стоит иметь в виду.
♦ Если вы не Мадонна, не рок-певец или какой-нибудь другой кумир публики, не ждите, что слушатели придут в волнение от одного лишь предвкушения вашего появления. Может быть, это и несправедливо, но это так. Пока вы не начнете говорить, они встретят вас прохладно и станут ждать, что будет дальше. Это плохо.
♦ Даже самые лучшие в мире ораторы не произносят речей, которые были бы волнующими от начала и до конца. Вот почему придуманы звуковые и видовые вставки. Даже если вы способны непрерывно излучать неослабевающее возбуждение, это может кончиться только тем, что у слушателей начнутся сердечные припадки и обмороки (чего не бывало со времени памятных выступлений Фрэнка Синатры). Так что вы не обязаны быть волнующим все время. Это хорошо.

Не скажу, чтобы этого типа неприятно было видеть – или слушать. Он выглядел вполне прилично. Лет под сорок, немного полноватый, слегка лысеющий, в скромном темно-сером
костюме и белой рубашке с галстуком в полоску.  Он говорил о работе мозга, и говорил с таким видом, словно обращался к кому-то вне этого небольшого зала. «Не существует „правого“ и „левого“ мозга, – сказал он, – нет там никаких полушарий». «Мозг похож на лоскутное одеяло, – сказал он, – где есть небольшие лоскутки, которые отвечают за секс, память, совесть и все важнейшие жизненные эмоции». 
Предмет его выступления показался мне довольно интересным (при всем том, что звучало оно словно с другой планеты). Но голова его без малейшего перерыва поворачивалась из стороны в сторону, голос был ровным и бесстрастным, глаза неизменно смотрели вперед, поверх голов слушателей. Он был как будто запрограммирован. 
Подведя итог своему выступлению («Я не могу согласиться со всем тем, что говорилось здесь о работе мозга»), он вернулся на место. В зале послышались вежливые аплодисменты. Дав ему секунду-другую на то, чтобы прийти в себя, я попросил слушателей высказаться о его выступлении.
Наступило молчание. Никто не издал ни звука. Я еще раз предложил высказываться – напомнив слушателям, что все замечания будут выслушаны с благодарностью, как дружеская критика. По-прежнему – ничего. В зале слышалось только беспокойное перешептывание. Потом откуда-то из задних рядов раздался голос – мужской, взволнованный, осторожный,
но явственный.
– Все ничего, только что-то я неуверен, захочу ли снова видеть его завтра.

Чему можно научиться у собачек из Ошкоша Когда на деловом совещании появились те две собачки, я набросал кое-что о приемах,
которыми они пользовались:
1. У собак всегда такой вид, словно они рады вас видеть. (О питбулях мы здесь говорить не будем.)
2. В их ласках нет ничего притворного или напускного. Они кидаются к вам, чтобы с вами подружиться. Они дружелюбно повизгивают, – но никогда не произносят долгих речей.
3. Они одинаково сердечны и внимательны ко всем. Они показывают это, не становясь назойливыми.
4. То, что они стремятся выразить, очень просто: «Вы нам нравитесь. Здесь нам нравится. Мы готовы помочь вам, чем можем».
5. У них нет никаких припрятанных набросков речи.
6. Язык их телодвижений – это телеграфный язык.
7. Они не делают почти ничего такого, что делают скучные ораторы: не говорят по бумажке, не распространяются без конца про самих себя, не наваливаются на трибуну, не рассказывают скверных анекдотов и бесконечных историй.
8. Собаки великолепно чувствуют, когда они перестают находиться в центре внимания. Они просто отходят и ложатся. Они не выходят из регламента.
9. Они знают себе цену. И у большинства из них весьма милый характер.
10. Они верные друзья. Они никогда не являются на заседание, чтобы выступить, а потом поспешно нырнуть в лимузин или такси. Они остаются с вами все время, пока вы в них нуждаетесь.

Ничто так не помогает прочно запечатлеть в памяти событие, как активное в нем соучастие. Оно обостряет восприятие. Оно создает динамическое напряжение, которое мгновенно охватывает публику, словно перед ней зажигается мигающий сигнал: «Будьте готовы. Сейчас вас пригласят принять участие в чем-то. Вам предложат действовать».

Намереваясь обучить группу слушателей способам улучшения памяти, постарайтесь запомнить
их имена. Большая часть способов вовлечения публики требует от выступающего хотя бы минимальных способностей.

Смейтесь над собой, а не над публикой.

Не забывайте, что в сравнении с вечностью все это семечки

ЖЕЛЕЗНОЕ ПРАВИЛО: В какой бы форме ни оценивалось ваше выступление, всячески приветствуйте это! Всей душой впитывайте хорошие слова, которые будут про него сказаны, и
будьте за них признательны. (То же самое относится и к плохим словам, только это гораздо труднее.)
В сущности, есть две причины, по которым вам следует приложить все усилия, чтобы
узнать, как оценили слушатели ваше выступление.
1. Таково уж свойство человеческой природы – всякому хочется знать, что подумала о нем
публика.
2. Честная, конструктивная оценка может оказать вам огромную помощь при подготовке
следующего выступления. Вы получите некоторое представление о том, что сработало, а что
нет (вот почему чем обстоятельнее оценка, тем она полезнее).

Даже если нет никакой другой причины, публика должна быть интересна для вас хотя бы тем, что явилась на ваше выступление






Комментариев нет:

Отправить комментарий