среда, 6 февраля 2013 г.

Незаменимый. Можно ли без вас обойтись. Сет Годин


Молодой человек входит в купе испанского поезда и, к своему удивлению, видит, что в нем сидит Пабло Пикассо. Через какое-то время, набравшись храбрости, он поворачивается к маэстро и говорит: «Сеньор Пикассо, вы, конечно, великий художник, но почему ваши картины, и вообще все современные картины, такие изломанные и перекрученные? Почему бы вам не рисовать реальность?» Пикассо на секунду задумывается и спрашивает: «А как, по вашему мнению, выглядит реальность?» Молодой человек достает из бумажника фотографию. «Ну, например, вот так. Это моя жена». Пикассо берет карточку, смотрит на нее и зеленеет: «В самом деле? У вас такая маленькая, черно-белая, односторонняя и плоская жена?»

наша культура основана на фаустовской сделке: мы обмениваем нашу гениальность и талант на кажущуюся стабильность

Откуда берется посредственность?
Она происходит из двух источников.
1. Производимая школой и другими общественными системами промывка мозгов,заставляющая нас верить в то, что наша работа — это выполнение нашей работы и выполнение инструкций. Это не так. Уже не так.
2. Внутренний голос в голове каждого из нас, говорящий, что мы злы и испуганы. Это голос нашего сопротивления — нашего реликтового мозга рептилий, миндалевидной железы. Она шепчет нам, что мы должны быть как все — и тогда мы будем в безопасности.


Вы не были рождены винтиком в гигантской индустриальной машине. Быть винтиком вас
обучили

Если вы хотите иметь работу, на которой надо только выполнять правила, не удивляйтесь, если получите работу, которая вся будет состоять из выполнения правил

Есть три слова, которые могут уничтожить целую организацию - Не моя работа

Исследования показывают, что уроки, полученные в опасной обстановке, выучиваются надолго

Вы можете выполнить работу Ричарда Брэнсона. Почти всегда, так или иначе. Я провел некоторое время с сэром Ричардом и могу сказать вам, что вы вполне можете сделать почти все, что делает он, и, может быть, даже лучше. За исключением того, что он делает пять минут каждый день. За эти пять минут он создает миллиарды долларов. Этого не получится ни у меня, ни у вас. Настоящая работа Брэнсона — искать новые возможности, принимать работающие решения и понимать связь между его аудиторией, своим брендом и своими предприятиями

За несколько лет до начала кризиса Детройта Билл Форд знал, что его компания находится под
угрозой, поэтому он начал искать СЕО вне ее. Что беспокоило его больше всего? «Ford — это
место, где все ждут, когда им скажут, что надо делать».
Возможно, самым большим сдвигом, которого добился Алан Мюлалли, когда перешел в Ford из Boeing, было изменение именно этого отношения. Вместо найма кого-нибудь с глубоким знанием отрасли, точно знающего, что надо делать, Билл Форд нанял человека, который знал, как научить людей жить без инструкции. Рик Вагонер же был уволен из GM потому, что он говорил всем и каждому, что тот должен делать (и в этом был неправ). А ему следовало заниматься созданием команды, которая бы сама могла думать и решать, что ей делать.

Если мантрой уходящей эпохи было «средняя работа для средних людей и средние люди для
средней работы», то никого не должно удивлять, что почти все имевшиеся рабочие места
оказывались действительно средними. И если вы хотели максимизировать свои шансы
устроиться на такое место, то вашей лучшей стратегией была демонстрация соответствия
требованиям

Вам платят за то, что вы приходите на работу и создаете что-то ценное. Но ваша работа является также и платформой для щедрости, самовыражения и для искусства. Каждый акт вашего общения с коллегами или потребителями — это возможность тренировать искусство общения. Каждый создаваемый вами продукт — это возможность придумать то, чего до вас никто не придумывал. На протяжении долгого времени мало кого увольняли за отказ понять предыдущий абзац. Но сегодня нет выбора. Сегодня это единственная причина, по которой вы получаете плату за свою работу.

Статистика — опасная вещь, потому что она делает предельно ясным тот факт, что вы не лучше своего конкурента. А может быть, не лучше никого.

Бесстрашие на самом деле не значит «без страха». На практике оно означает «не боясь того, чего не надо бояться». Быть бесстрашным — это, например, провести презентацию для важного клиента и спать перед этим так же спокойно, как всегда. Это означает желание принять на себя интеллектуальный риск и искать новые пути развития. Страх вызывает угроза, которую мы можем заранее вообразить себе, поэтому избегание страха позволяет вам выполнить то, что вами было намечено. C другой стороны, безрассудство означает отсутствие оценки обстановки, попадание в такие места и ситуации, в которые попадают только дураки

прямо возле входа в супермаркет стоит электронный терминал, при помощи которого будущие работники могут подать заявление о найме — безо всякого контакта с человеком. Впечатайте свое имя — и вуаля, вы приняты. Нельзя более ясно сказать: «Ты винтик, ты заменим, за тобой стоит еще один такой же. И вообще, нам даже не надо тебя видеть!»

Ричард Флорида опросил двадцать тысяч творческих профессионалов, предложив им на выбор тридцать восемь факторов, которые мотивируют их на лучшее выполнение работы.
Вот десять главных факторов.
1. Задача и ответственность.
2. Гибкость.
3. Стабильное рабочее окружение.
4. Деньги.
5. Профессиональное развитие.
6. Признание коллег.
7. Стимулирование коллег и начальников.
8. Захватывающее содержание работы.
9. Культура организации.
10. Местность и сообщество.
Только один из этих стимулов является внешним (№ 4 — деньги). Все остальное — это либо то,что мы делаем сами для себя, либо то, что мы ценим само по себе. Интересным моментом в отношении денег является то, что у работника, как правило, нет легких способов увеличения их количества, во всяком случае в краткосрочной перспективе. Все остальные факторы, однако, могут резко меняться в результате нашего поведения, вклада, отношения и дара. Но по-прежнему циничный менеджмент действует фабричными методами, считая, что единственными мотиваторами являются деньги и страх наказания.

Если мантрой уходящей эпохи было «средняя работа для средних людей и средние люди для средней работы», то никого не должно удивлять, что почти все имевшиеся рабочие места оказывались действительно средними. И если вы хотели максимизировать свои шансы устроиться на такое место, то вашей лучшей стратегией была демонстрация соответствия требованиям

Актер Граучо Маркс как-то сказал: «Я не стремлюсь вступать в такие клубы, которые готовы
принять меня в свои члены». Незаменимый говорит: «Мне не нужна такая работа, которую может получить не-Незаменимый».

Нас ведь не удивляет, когда столяр затачивает пилу или спортсмен месяцами тренируется? Но когда современный работник оттачивает свои навыки борьбы со страхом (то есть учится создавать связи, разговаривать, изобретать, продавать или вести себя в трудных ситуациях), мы почему-то закатываем глаза.

Визуальный контакт означает, что вас заметили, вас оценивают и, возможно, по вашему поводу готовится какое-то решение.

Ящерица ничего не слушает, и ее ничто не волнует.

Поиск хороших идей на удивление прост: займитесь поиском плохих идей. Все книги мира о развитии творческих способностей не помогут вам, если вы не хотите придумывать плохие, увечные или даже опасные идеи.

Страх жить без набора инструкций — это основная причина, по которой люди столь настойчивы в том, чтобы им дали инструкции и сказали, что им надо делать.

Не слушайте циников. У них ведь есть причина быть циниками. Они уверены, что сопротивление давно победило. Когда сопротивление говорит вам, чтобы вы что-то не слушали или куда-то не ходили, поступайте наоборот. Слушайте, ходите. Вовсе не случайно успешные люди читают много книг.

Бри Петтис написал этот манифест в своем блоге.
1. Есть три состояния жизни — незнание, действие и завершение.
2. Примите тот факт, что все является черновиком. Это помогает завершить работу.
3. Не существует стадии редактирования.
4. Претензии на то, что вы знаете, что делаете, — это почти то же самое, что реальное знание о том, что вы делаете. Поэтому считайте, что вы знаете, что делаете, даже если вы этого не знаете. И делайте.
5. Запретите себе отсрочки. Если вы ждете более недели, чтобы оформилась новая идея,
откажитесь от нее.
6. Настоящее окончание работы — это начало новой работы.
7. Когда вы закончили работу, забудьте о ней.
8. Смейтесь над стремлением к идеалу. Это тоскливое чувство, стоящее на пути к тому, чтобы закончить работу.
9. Люди с чистыми руками заведомо неправы. Прав тот, кто что-то сделал.
10. Провал засчитывается как сделанная работа. Делайте ошибки.
11. Разрушение — это допустимый вариант законченной работы.
12. Сделанная работа — это двигатель для всего остального.

Вы не должны оставить никакого пространства для отговорок или для сопротивления. Дата сдачи наступила — сдавайте.

Определенно, существуют важные эволюционные причины того, что мы стремимся избегать риска. Саблезубый тигр, например, мог полностью разрушить карьеру любого из наших предков.

Когда в отраслях происходят большие изменения, 90 процентов людей упускают свои шансы, растрачивают свои ресурсы и нерешительно покидают свой идеальный сектор/работу/рынок в поисках новых возможностей. В большинстве случаев их обгоняют, обыгрывают и перехитряют те, кто набирается храбрости

Во время сессии вопросов и ответов после моего выступления один чиновник поднял руку и спросил: «От нас хотят, чтобы мы изобретали будущее, возглавляли племена и проводили изменения, но у нас ведь нет для этого полномочий. Я ничего не могу сделать, не имея полномочий». Это сказал человек, одетый в униформу, с бейджем на груди.
Я сказал: «Насколько больше должен быть для этого ваш бейдж?"

В чем люди хороши — так это в установлении и поддержании статус-кво.

Если плохие новости изменяют ваше эмоциональное состояние или ваше отношение к себе, то это означает, что вы пристрастны к результату, который хотите получить. Альтернатива этому — задать вопрос «Насколько это на самом деле интересно?» Выучите то, что можете выучить, и двигайтесь вперед.

Недавно мой рейс был перенаправлен в Олбани, Нью-Йорк. Самолет остановился в аэропорту с прогнозом, что задержка продлится от часа до пяти. Из самолета никого не выпускали. Опытные путешественники знают, что, когда система ломается, это серьезно. Я уговорил стюардессу, чтобы мне разрешили выйти из самолета. Я уже нашел через Интернет арендную машину за сорок долларов. Поездка в аэропорт в Уайт-Плейнс заняла бы примерно два часа. Мне было ясно, что это хороший шанс. Я подошел к дверям и сказал оставшимся двадцати трем пассажирам: «Я еду в аэропорт Уайт-Плейнс. Туда ехать примерно два часа. Если хотите присоединиться ко мне, то в машине есть еще четыре места, и это будет для вас бесплатно». Никто не пошевелился. Я уехал один.

Всегда соответствовать правилам невозможно. Невозможно, чтобы все шло точно по плану.

Комментариев нет:

Отправить комментарий